Интервью с Александром Гордиевских

Александр Гордиевских: «Хочу сделать Томский марафон самым ярким в России»!

Александр Гордиевских: «Хочу сделать Томский марафон самым ярким в России»
Фото: Катя Зыкова для Томского марафона

Александр Гордиевских рассказывает о своем детище — Томском марафоне «Ярче». Прочитав, вам, скорее всего, захочется его пробежать.

Из интервью вы узнаете:

— что в Томске есть Гран-при среди любителей с возрастным гандикапом и денежными призами;
— что в празднике участвует весь город, и бегунам обеспечена фантастическая поддержка;
— что в Томске можно отобраться на мейджор;
— что при Томском марафоне есть бесплатная школа бега, весьма популярная в городе;
— что организаторы — фанаты своего дела и хотят быть лучшими в стране.

 — Директор Московского марафона Дмитрий Тарасов рассказывал, что подготовка к следующему забегу начинается через несколько дней после завершения предыдущего. В Томске иначе?

— В 2020 году мы вышли на серию, на сегодняшний момент у нас 12 событий. Когда финишировал марафон-2019, который собрал практически четыре с половиной тысячи человек, на следующее утро я уже звонил менеджеру по элитным спортсменам: «Серега, у меня такое ощущение, что к следующему году мы ничего не успеваем». То есть мы начали готовить следующий марафон, когда гости еще не улетели из Томска.

Марафон, как любое предприятие, имеет лицо своего владельца. Ну или как собака — фактически, это отражение хозяина. Так как мы все люди разные, мы делаем разные забеги. В этом и есть кайф жизни. Если бы все были одинаковыми, мы были бы роботами. Мне, как человеку, пришедшему из реального сектора экономики, очень импонирует, что здесь нет такой конкуренции, как в обычном бизнесе. В марафонском движении есть взаимная поддержка, мы учимся друг у друга. Я, допустим, неделю учился перед Московским марафоном у Димы Тарасова, был его хвостиком. Он меня пустил в святая святых, уделил много времени, за что ему огромное спасибо. Это делается для того, чтобы беговое движение росло в целом, чтобы наши события были ничуть не хуже, чем европейские, а может, в каких-то моментах и лучше. Чтобы люди могли почувствовать драйв, кайф, энергетику настоящего праздника. Не только бегуны, но и болельщики, семьи, дети.

 

— В чем изюминка Томского марафона? Что его отличает от других подобных событий?

— На нашем сайте написано «забег в сердце Сибири». В сердце Сибири мы одни — это главное отличие. Ну и то что я сам — безумный поклонник бега. Считаю, что это тот вид активности, который может кардинально изменить человека. Один из моих учеников живет в Америке. Раньше он весил 115 кг, сейчас пробежал тренировочный марафон в Атланте за 3:28. Это его третий марафон уже. Начав серьезно тренироваться, он себя полностью систематизировал, изменил питание, семейные финансы наладил. Говорит, что раньше этого никогда не было в его жизни. Он сменил работу, появился социальный лифт, потому что в его новой компании, если ты бегун, ты на голову выше остальных.

 

— Что самое трудное в организации марафона?

— Особых трудностей нет, но необходимо очень много креатива, идей по поводу того, чем наш старт действительно может отличаться от других. Если посмотреть на марафон с точки зрения физики, это просто 42 километра асфальта и какой-то город. Тем не менее все марафоны разные, потому что оценка — именно эмоция, и мы ее создаем. Креатив — это как раз создание эмоционального фона. Чтобы после твоего марафона впечатления у людей остались более яркими, чем после другого. Это не придумаешь за пять минут. Плюс, конечно же, команда. К сожалению, этот бизнес требует огромного человеческого ресурса. Нужны специалисты в совершенно разных областях. Есть люди, которые работают на постоянной основе, есть те, кто в свободное от основной работы время. Кто-то просто помогает. Создать и содержать такую команду — сложное дело. Постоянного коллектива у нас пока нет.

 

— Вы участвовали в марафонах в Волгограде, Омске, Москве, Сочи, Петербурге... Равняетесь ли на какой-то из них?

— Нет. У нас есть золотое правило — мы танцуем от себя, создаем свое событие. Учимся? Да, но сравнивать и равняться — это неправильно. Другие марафоны делают такие же люди, как мы. У них тоже много сложностей. Я знаю, насколько они молодцы, насколько все адепты своего дела. Поэтому мы не сравниваем, а друг друга поддерживаем и друг у друга учимся. Каждый марафон должен иметь свое лицо. Как и каждый человек, он должен быть индивидуален. Здесь я его немножко одушевляю.

— Пару лет назад вы говорили, что хотите сделать Томск «пятым марафоном в России после Москвы, Санкт-Петербурга, Казани и Екатеринбурга по всем параметрам». Почему пятым, а не первым?

— Ха-ха, ну это же было два года назад.

— Что думаете сейчас?

— Когда я это говорил, мы мерили одним параметром — количеством людей. На сегодняшний момент я хочу сделать марафон самым ярким в России. Если люди будут отзываться о нем так, для меня это будет высшая оценка. Что касается количества участников, в Берлине их было 59 тысяч человек, в Токио — 39 тысяч. Но это же не ставит один марафон выше другого. Они оба — аутентичные и своеобразные, как каждый мейджор.

— Серьезной прибавки участников сложно ждать из-за географического положения Томска? Добраться до вас нелегко.

— Когда эта история только начиналась, мэр города меня спросил: «Сколько ты хочешь собрать народа?» В голове вертелась неимоверно высокая цифра — 500 человек. Зажмурившись, я сказал: «800!» На что мэр ответил: «Неужели ты думаешь, что ради 800 человек мы будем перекрывать весь город?» В итоге первый марафон собрал две с половиной тысячи, второй — практически четыре с половиной. На этот год стоят еще более амбициозные задачи. Конечно, логистика — один из основных ограничивающих факторов. Поэтому эмоциональность, яркость — это то, что может логистику сломить. Думаю, никакие другие факторы нам не помешают.

 — Ваш марафон с первого года сертифицирован AIMS. Для чего это нужно?

— Если что-то делать, то делать правильно. Мы сразу вошли в официальное беговое сообщество, а сейчас пересертифицировали трассу, потому что ее изменили. Получили уже два сертификата — на полумарафон тоже. И теперь в условиях кризиса, когда с зарубежными поездками все непонятно, мы говорим о том, что квалифицироваться на мейджор можно в том числе и в Томске.

— Чтобы квалифицироваться, бежать надо быстро. Как у вас с погодой?

— Боюсь сглазить, но пока в начале июня с погодой нам везло. Даже если жара, то не изнуряющая. Земля промерзает, еще в мае в Томске может лежать снег. Солнце греет, но земля холодная. Так что бежать очень комфортно.

— Успешен ли Томский марафон с коммерческой точки зрения?

— В смысле прибыльный ли он? Конечно, нет. Сейчас идут исключительно вложения. Пока взносы участников не покрывают даже стоимость стартовых пакетов. Цену мы не повышаем, потому что это важный фактор для привлечения участников. Все расходы — за счет наших партнеров.

— Главного партнера по названию подбирали?

— Нет, просто так получилось, что он тоже любит такие позитивные слова. «Ярче» — это сеть супермаркетов, уже федеральная. Ну и бег в этой компании — норма жизни.

 

— Как на марафон реагируют томичи, которые в соревнованиях не участвуют?

— Скажу словами ребят, которые у нас были. Гриша Ленин, известный бегун-любитель, который в 2020-м приедет пейсить на 3:29, в прошлом году после финиша сказал: «Я никогда нигде не видел такой поддержки, как в Томске». Это обусловлено, во-первых, тем, что город небольшой, событие становится важным для всех. Во-вторых, мы вкладываемся в вовлечение жителей. В-третьих, у Томска есть официально зарегистрированный бренд «студенческая столица России». У нас 100 тысяч людей трудятся в сфере образования. Город молодой, народ выходит на улицы. Я был в Волгограде два года назад. В воскресенье вечером там на улицах тихо. У нас, если вы приедете летом и не будет совсем уж тухлой погоды, вы увидите, что город полночи живет. Люди гуляют, гоняют на мотоциклах, везде звучит музыка. Очень молодежный город, и эти люди также поддерживают марафон. За это всем большое спасибо.

 

— На Томский марафон приезжают лучшие марафонцы России. Как вам удается их привлекать?

— Ну как — добрым словом, ха-ха. Хорошим отношением.

 

— Призовые у вас выше среднего уровня?

— С другими стартами я не сравнивал. Общий призовой фонд на этот год — два с половиной миллиона, и он рассчитан не только на элиту. Мы ввели Гран-при среди любителей. По три победителя у мужчин и женщин в абсолюте будут определены с учетом возрастного гандикапа — и на марафоне, и на полумарафоне. Плюс награждаются победители в возрастных группах.

Кстати, мне нередко задают вопрос: «Как отличить любителя от профессионала?» Ответ такой: «Любитель — это спортсмен, не имеющий своего ID в ФЛА. У всех профессиональных спортсменов, которые когда-либо бегали, есть ID. У меня его нет, поэтому я могу участвовать в Гран-при среди любителей.

Вся информация о призовых есть на нашем сайте tomskmarathon.ru. Победители получат по 200 тысяч рублей. Есть бонус 50 тысяч за высокий результат у мужчин (быстрее 2:15) и такой же — за рекорд трассы. Действующий рекорд 2:15:59 в 2019 году установил Алексей Трошкин. Если в 2020-м победитель выступит лучше, заработает 300 тысяч.

 

— Уже известно, кто из элиты приедет в 2020-м?

— Известно, но я не скажу. Многие спортсмены подтвердились, подписаны контракты. Некоторые подтвердились условно.

 

— Гран-при среди любителей — интересная тема.

— Это должно привлечь быстрых бегунов. С учетом возрастного гандикапа на первое место может подняться и 60-летний спортсмен. У нас в этом году будет участвовать в марафоне возвращающийся в спорт Андрей Дерксен — многократный победитель Marathon des Sables.

 

— При Томском марафоне работает бесплатная школа бега. Насколько она востребована?

— Очень востребована. Это действительно бесплатный проект, тренировки проводятся по субботам, и многие люди в бег пришли именно через эту школу. Фактически узнав от нас, что такое бег, сейчас они тренируются на регулярной основе, участвуют в различных соревнованиях. Ребята, пришедшие к нам впервые чуть более года назад, сейчас создали в Томске проект Паркран. Настолько увлеклись.

 

— Цель школы — популяризация бега?

— Да. Занятия, которые я веду, я начинаю с того, что бег — это не преодоление себя. Бегать надо, как это делают дети — легко и непринужденно. Чтобы это было в радость. В тренерской работе я много сталкивался с людьми, которые, пробежав полумарафон, не хотят больше этого делать. Когда человек бежит на зубах, организм испытывает такой стресс, что появляется отвращение к бегу. Приходится применять психологические тренинги, чтобы этого избежать. Некоторые люди вернулись, и теперь бегают в радость без преодоления и показывают хорошие результаты.

 

Источник интервью спортивный портал triit.ru

Поделиться: